Логичное продолжение

Как известно, установленная гендерными науками современенная норма во взаимоотношениях полов формулируется как Yes Means Yes. То есть согласие на половой акт действительно только в том случае, когда оно выражено вслух, недвусмысленно, с энтузиазмом, и подтверждено для каждого, так сказать, поворота событий во время упомянутого акта. Чтоб недоразумений не возникало. А если недоразумения возникли какие-нибудь, то это, значит, было изнасилование. Эта норма стремительно пришла на смену предыдущей, установленной теми же науками, норме, известной как No Means No, где согласие подразумевалось в тех случаях, когда не было хоть как-нибудь выражено несогласие. Произошла эта замена совсем недавно, хотя и очень убедительно, в виде калифорнийского закона и федерального законопроекта, а также de-facto политики в университетских кампусах. Гендерные науки, однако, на месте не стоят: в общественную дискуссию вводится свежая мысль о том, что, возможно, Yes Means No.

Авторша этого эссе, хотя и уходит по привычке в обычные для гендерных ученых рассуждения в духе “we have to realize that all oppression is connected, and all rape is racist, classist, ableist, patriarchal, hetero and cissexist”, поначалу не так уж и неправа: вполне бывают случаи, когда “да” говорится при отсутствии желания и даже реального согласия. В силу традиционных культурных или ситуативных причин. Любому взрослому человеку это известно. Точно так же любому взрослому человеку известно, что бывают случаи, когда в силу тех же традиционных причин говорится “нет”, хотя и согласие, и желание вот они. Но хотел бы я видеть феминистку, которая напишет эссе на тему No Can Mean Yes; а вот из этого эссе про Yes Can Mean No запросто может вырасти какая-нибудь новая интересная политика (даром что авторша в законодательные усилия не очень-то верит). Сначала, разумеется, в Калифорнии, потом подключится сенатор Гиллибрандт, а там, глядишь, и президесса Клинтон меры примет. By executive order, естественно. Конгресс-то еще покочевряжится некоторое время, но прогресс не остановить.

This entry was posted in feminism. Bookmark the permalink.